Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Строительство нового храма


Полных 12 лет Приходской совет и настоятель пытались найти возможность получить землеотвод под строительство нового храма. Старый сборно-щитовой обветшал, утеплитель в его стенах осыпался. Вместо 10 гарантированных он простоял почти 20 лет, и только в момент его сноса в 2012 году нам стало ясно, что прошел бы еще год-другой, и наш старый добрый храм, изготовленный на ДСК-160 в 1993 году под шифром ВПЦ-1 (временная православная церковь, модель 1), непременно бы развалился. Но все усилия по получению землеотвода оставались совершенно безуспешными.

план местности

Все дело в том, что небольшой участок земли в самом центре города, заросший неухоженным лесом, на котором был расположен наш временный храм, как раз городу и не принадлежал, а находился в федеральной собственности, являясь частью земель Гослесфонда, переданных в управление Щелковскому учебно-опытному лесхозу как структурному подразделению Московского государственного университета леса.

В 1949 году сам Глава государства собственноручно синим карандашом обвел решительно участок земли площадью 34205 гектаров и подарил его Университету леса для практической и учебной работы студентов-лесоводов, будущих хранителей и радетелей лесных богатств державы.

Каждый, кто бы он ни был, понимает, какой гигантской законодательной, а заодно и исполнительной властью обладал синий карандаш в руках его Хозяина! Поэтому неудивительно, что в последующие 60 лет никакая другая рука не дерзнула как-то изменить или скорректировать синюю линию на карте, равно как и озаботиться геодезической привязкой и согласованием границ с примыкающими хозяйствующими субъектами. В результате к началу 90-х годов прошлого века Щелковский учлесхоз Московского госуниверситета леса имел в своем активе более сотни неразрешенных судебных споров о границах и не имел кадастра собственной территории.

Выхода не было: пока у лесхоза нет кадастра всей его земли, он, разумеется, не может выделить столь необходимый нам гектар под строительство храма.

Но даже в этом совершенно безвыходном положении (дожидаться, пока закроются 100 исков по границам лесхоза и завершится кадастровое описание 34 тысяч гектаров, можно было, по нашим оценкам, еще лет 20) благодаря отчаянным усилиям иерея Глеба Козлова забрезжил свет надежды.

В самом начале лета 2010 года наш настоятель отец Сергий получил нежданное письмо из Федерального Агентства лесного хозяйства. Письмо было написано на цветном бланке Рослесхоза.

Содержание письма, подписанного самим Директором Федерального Агентства лесного хозяйства, настоятеля буквально ошеломило! На следующее утро по окончании литургии отец Сергий прочитал всей общине это письмо. Оно звучало как торжественный гимн: «Сообщаю Вам, что Ваша просьба о выделении участка земли под строительство храма удовлетворена. В настоящий момент готовятся документы к подписанию. О дате и месте подписания Вам будет сообщено дополнительно».

Одна беда: звучать этому гимну оставалось недолго. Напомним, приближалась середина московского лета 2010 года…

Это было лето, которое обитатели московского региона, запомнили надолго. Стояло лютое пекло, в Шатурском районе на востоке Подмосковья горели торфяные болота. Все пространство столичной области было затянуто отнюдь не тающей дымкой, а грозно сгустившимся дымом: синим пламенем горели леса, сосновые боры и березовые рощи. Дым этих пожарищ ел глаза, а то и попросту губил непривычных к таким природным катаклизмам москвичей.

И тут в нашей лесной драме появляется новое лицо, и опять в должности Главы государства!

Именно он, Президент России Д.А.Медведев, публично с экрана телевизионной программы новостей возложил ответственность за московский смог 2010 года на Федеральное агентство лесного хозяйства и на его руководство. На то самое руководство, которое еще недавно обещало приходу гектар земли из Федерального лесного фонда для строительства храма. Обещавшие ушли в отставку, а новое руководство Рослесхоза по старым долгам отвечать не собиралось. Принимая во внимание все вышеизложенное, община позволила себе тихо попечалиться до лета 2011 года, параллельно перебирая возможные, в том числе и фантастические, варианты поведения. Идея, оставшаяся от этих перебираний, была проста: раз нельзя строить новый храм, придется капитально отремонтировать старый, а уж степень «капитальности» ремонта – величина переменная и вообще чуть ли не ускользающая…

Андрей Анисимов

На ловца и зверь… Откуда ни возьмись появился в наших краях талантливый архитектор и предприниматель, основатель и глава архитектурно-строительных мастерских «Товарищество реставраторов Андрея Анисимова», сам Андрей Альбертович Анисимов. Встреча Приходского совета и архитектора Анисимова была настолько плодотворна, что уже к концу 2011 года приход получил эскизный проект будущего храма. Проект был мало того что прекрасен, он еще и содержал в себе некую тайну. Тут надо вспомнить, что в 2000 году, в пору безответственных надежд и мечтаний, когда только-только была построена и освящена часовня во имя святого Александра Невского, воодушевленный народ Божий в лице Приходского совета и настоятеля заказал автору проекта часовни известному московскому архитектору Юрию Георгиевичу Алонову эскизный проект нового Свято-Владимирского храма. Юрий АлоновЮрий Георгиевич – один из немногих архитекторов, который позволял себе роскошь проектировать культовые сооружения еще в эпоху позднего застоя, когда не то, чтобы проектировать и строить, но даже и упоминать про церкви, которые изредка еще встречались на просторах победившего социализма, было неприлично. Алонов, совершенно не смущаясь могущей упасть на него тени архитектурного изгоя, проектировал культовые сооружения и отправлял эти проекты непосредственно в стол.

Но он знал, он, конечно, знал, что его церквам, «как драгоценным винам, настанет свой черед»!

«Надежда не постыжает»(Рим.5.5), и пришли времена, когда на просторах рухнувшего социализма стали то тут, то там расти новые культовые сооружения, во множестве стали появляться православные храмы, часовни и даже монастыри. А Юрий Георгиевич Алонов и поныне известный архитектор и профессор Московского архитектурного института, где в студентах у него провел свои молодые годы талантливый и успешный Андрей Анисимов.

Пришел день, когда Приходскому совету был представлен эскизный проект нашего будущего храма. Мы его благоговейно развернули и ахнули. И было от чего! Перед нами лежал проект храма Спаса на Бору. Ну, не буквально он, и, конечно, совсем не такой, как предлагал в свое время Ю.Г. Алонов, но простой, аскетический, можно даже сказать – бедный, и вместе с тем строгий и внушительный, храм, несущий в себе черты своего псковского прародителя. (Подробную историю храма Спаса Преображения на Бору можно прочитать здесь)

храм Спаса на Бору

проект храма, вид с юго-западапроект храма

 

Дело в том, что Юрий Георгиевич был учителем Андрея Альбертовича, он-то и увлек своего ученика идеей проектировать и ставить храмы–мемориалы, храмы-памятники храмам, уничтоженным злобой и глупостью братьев и сестер наших. Вот так оно и получилось, что достойный ученик своего учителя, не сговариваясь с ним, создал проект такого храма-памятника и предложил его нашей общине.

Анисимов был хорошо известен в самых разных кругах, в том числе и очень высоких. Поэтому мы почти не удивились, когда вслед за ним явился и благотворитель, обещавший покрыть все расходы застройщика.

Приходское собрание назначило Начальника строительства в лице священника Глеба Козлова и представителя Заказчика в лице казначеи Татьяны Анатольевны Кудрявцевой. События начали развиваться стремительно. В ноябре 2011 года мы утвердили эскизный проект, а 11 января 2012 года на строительную площадку прибыли строители Мастерских Андрея Анисимова, и экскаватор начал копать котлован под новый фундамент вокруг старого здания. Как и следовало ожидать, наша наивная вера в «строительство всего храма под ключ за три-четыре месяца» подверглась суровым испытаниям. Зима в тот год выдалась морозная, и дно котлована стало стремительно промерзать, что сделало невозможным быстрое строительство фундамента. Почти два месяца из этих «трёх-четырёх» ушло на прогрев грунта электрическими и дизельными тепловыми пушками под наскоро сооружённым «тепляком» из деревянных щитов, плёнки и утеплителя. Всю вторую половину зимы и начало весны прихожане входили в окружённый канавами храм по шатким деревянным мосткам, а во время Великого Поста совершали богослужение под несмолкаемый гул теплогенераторов, добавлявших к аромату ладана тонкий привкус дизельного выхлопа.

Наступившая весна помогла победить «вечную мерзлоту» котлована и приступить к сооружению фундамента, похоронив одновременно вторую часть радужных мечтаний начинающих храмоздателей. Приступая к возведению нового храма, мы опрометчиво надеялись сохранить старое здание почти до завершения строительства, как бы обстраивая его по периметру. Габариты новых стен, казалось, позволят вместить существующий храм под крышу нового, потом построить и полностью отделать малый придел, перенести службу в него и лишь затем демонтировать обветшалые старые стены. Однако для строительства необходим детальный проект, в обычных условиях разрабатываемый до начала работ, но для быстрого строительства рабочие чертежи каждого следующего этапа готовились во время выполнения этапа предыдущего. Наконец в апреле были закончены проектные работы по нулевому циклу, и стало очевидно, что стены-то по своим размерам, может, и могли бы обступить старый храм, но вот новый фундамент — нет. Пришлось в срочном порядке переезжать служить в часовню, а большую часть утвари переносить из храма на хранение в приходской дом, превратившийся в результате из уютного места братских трапез и строительных планёрок в доверху забитый склад.

 

2012 г. Великая Суббота

Пасха 2012 г. была последним праздником, который мы отпраздновали в нашем старом добром храме. После пасхальной и одновременно прощальной службы мы освободили ставшее таким родным за прошедшие годы здание и начался его демонтаж.

 

демонтаж деревянного храма

демонтаж храмаразборка старого здания храма

 

Наш приход, резко сократившись количественно, открыл новую эпоху своего бытия. Мы стали служить уже в третьем помещении: после «катакомб», после «сарайки», как нежно именовали наш деревянный неф все те же упоминавшиеся уже острословы, а у нас появилось первое собственно культовое здание – часовня! Но, если в старом храме помещалось от 300 до 400 человек, то в часовне – 100 – 120, если стоять плечом к плечу… душно, тяжело, временами мучительно. БОльшая часть прихожан нас покинула, тем более было куда пойти: клирик нашего храма, протоиерей Феликс Стацевич, на территории Детской художественной школы «Возрождение» совместно с нашим давним благодетелем, директором этой школы Николаем Андреевичем Травкиным, сотворил чудо: из небольшого кирпичного строения хозяйственного назначения соорудился очень симпатичный храм во имя св. преподобномученицы Великой княгини Елисаветы.

Летом строительство пошло быстрее, и нулевой цикл был полностью завершён — уложены фундаментные блоки, забетонированы опоры под будущие арки, построен подвал, залита плита под полы, и в самом начале сентября начали, наконец, расти над землёй стены будущего храма.

фундамент готов

нулевой циклнулевой цикл

 

В октябре были установлены опалубки и завершено армирование арок основного храмового помещения, выполнена планировка рельефа на примыкающей к храму территории. К декабрю малый придел подвели под кровлю.

декабрь 2012 года

сентябрь 2012 годаармирование арок

 

К осени 2012 года вслед за потерей регулярного финансирования у нас сменился генеральный подрядчик и встала задача проверки и доработки всей проектной и рабочей документации. В первую очередь это касалось самых ответственных частей конструкции — железобетонных арок, которые должны нести нагрузку не только значительной части кровли, но и всего центрального барабана с главным куполом. Начался непростой поиск архитектора и конструктора с достаточным уровнем квалификации для проверки таких нестандартных строительных элементов. И когда, наконец, поиск этот увенчался успехом и с нами начали сотрудничать прекрасные специалисты — архитектор и прихожанин нашего храма Сергей Кантерин и конструктор Марина Чернышёва, - нам случилось пережить очередное разочарование. Расчёты показали, что запроектированное изначально армирование несущих элементов не имеет необходимого запаса прочности. К счастью, мы не успели залить бетон в уже готовые опалубки арок, и их демонтаж не вызвал значительных финансовых потерь, но сроки сроки строительства в очередной раз затягивались, да и психологически разборка ажурной системы опор опалубки воспринималась как вынужденное, но всё же — отступление.

опалубка первых арок

стены малого храма без крышистроящиеся стены большого алтаря

 

Вот так, скорбя и радуясь, в молитвах и трудах, наш приход переживал нелегкий период служения в часовне, который продолжался с 25 апреля 2012 года по 18 декабря года 2013, то есть почти полных двадцать месяцев. А в это время медленно, но верно совершалось созидание нашего нового Свято-Владимирского храма. Причём сначала мы все силы бросили на то, чтобы построить маленький (крещальный) придел, куда можно было бы перевести богослужения из часовни. И вот к январю 2013 года, когда основные строительные работы по приделу заканчивались, решено было наречь ему имя.

После завершения воскресной литургии все прихожане получили избирательные бюллетени, в которые необходимо внести только одно имя храма. Затем в тот же день 80 возвращенных и заполненных бюллетеней обработали и обнаружили, что наибольшее количество голосов в мягком рейтинговом голосовании получили три варианта названия: 1. Святителя Николая чудотворца, (8 голосов), 2. Покрова Божией Матери, (7 голосов), 3. Преподобного Сергия, (6 голосов).

В заранее приготовленные капсулы были вложены по записке с одним из трех имен храмового придела, капсулы с записками в специальном сосуде были возложены на престол и покрыты воздУхом. Настоятель, воздев руце горЕ, начал молитву о благословении Божием на наречение храма, а заканчивая ее, снял с престола сосуд с капсулами и передал его учиненному отроку Захарии, учиненный отрок, запустив руку под воздух, нащупал там капсулу, вытащил ее, раскрыл, достал оттуда бумажку с написанным там именем и, не читая, передал другому учиненному отроку – Димитрию, каковой после возгласа Настоятеля «… и нареки святому храму Твоему имя…» пронзительно провозгласил, читая надпись на жребии: «святого Преподобного Сергия, игумена и чудотворца Радонежского и всея Руси»!

Так Божьим благословением было наречено имя малому приделу Свято-Владимирского храма в г. Королеве, строительная эпопея, между тем, продолжалась своим порядком.

К декабрю всё было готово к монтажу кровли малого храма — построены стены, забетонирована их верхняя обвязка, заказаны и доставлены на площадку изящные и не требующие дополнительного декорирования балки и стропила из клееного бруса. Настала пора собрать все эти элементы воедино, но на дворе, как и в прошлую зиму, стояли морозы, а страна готовилась к новогодним праздникам, которые по установившейся традиции прерывают абсолютно любые работы на срок с конца декабря по середину, а то и конец января. Однако, бригадир кровельщиков-монтажников не счёл вышеозначенные обстоятельства существенными и невозмутимо заверил, что на Новый год — «самая работа». Когда 25 декабря при двадцатиградусном морозе до костей промёрзшие устроители крыш стали в изысканный брус кувалдами забивать винтовые крепёжные элементы, мы запоздало догадались, что что-то идёт не так.

Разумеется, 30-го декабря они уехали «без объявления войны». Доделывать кровлю пришлось нашему новому генподрядчику уже после праздников, а мы получили очередной урок по предмету «организация строительного процесса», который ясно указал, что нанимать субподрядчиков и контролировать их работу должен профессионал, то есть всё тот же генеральный подрядчик.

Заканчивать и исправлять чужую работу всегда сложнее, чем строить самому. Поэтому хоть кровля малого придела и была в конце концов собрана, полностью устранить последствия первоначального монтажа не удалось. В итоге на месте стыка основных балок под потолком храма вместо изящного сочленения нашим взорам явилось странное нагромождение болтов и металлических пластин, наводящее на мысль не о символическом изображении Небес, а о потолке какого-нибудь завода или автосервиса. Однако нет худа без добра. Именно эти балки и их сочленение в наступившем 2013 году трудами художника Антониды Дмитриевны Токаревой-Хруновой были превращены в неповторимый элемент храмового убранства, неожиданно и живописно организовавший подкупольное пространство.

первая литургия в недостроенном храме

Тем временем в малом храме начались отделочные работы. Подшили потолок, оштукатурили стены, вставили временные окна и двери, подключили электрические отопители и застелили пол фанерой. И всё это для того, чтобы в престольный праздник отслужить в строящемся храме первую службу, чтобы прихожане смогли своими глазами увидеть ход строительства, чтобы началась в храме молитвенная жизнь. 7 февраля 2013 года, через девять с небольшим месяцев со дня прекращения богослужений в старом храме, в день памяти священномученика Владимира, в только что построенном и на скорую руку минимально и временно оборудованном малом приделе, пусть ещё без чистовой отделки, без иконостаса и даже без престола, но уже была отслужена первая литургия.

монтах теплых полов

Весной временный фанерный настил пола был снят и начался монтаж «космических полов». Обычно при создании системы «тёплых полов» используют либо нагревающийся электрический кабель, либо проложенные под полом трубы с тёплой водой. Нам же благотворители от градообразующего королёвского космического предприятия предложили вместо этого трубки с уникальным наполнителем с очень высоким КПД передачи тепла, применяемые для эффективного перераспределения температур на поверхности космических летательных аппаратов. Такая трубка запаяна с обоих концов и не имеет подвижных частей и потому очень надёжна в эксплуатации, практически вечна, она соединена с проложенной под поверхностью пола по периметру помещения трубой с циркулирующим в ней обычным теплоносителем, например, водой, и полностью и очень быстро передаёт тепло поверхности пола. В результате энергии потребляется намного меньше, чем при любом ином способе отопления, что очень важно в нашей ситуации, ведь к газовой сети храм не подключен, а электрической мощности город нам выделяет всего 20 кВт.

 

В апреле стало, наконец, возможным перекреститься, входя на стройплощадку, поскольку взору входящего представали уже не только газосиликатные блоки и железобетонные конструкции, но и венчающая малый храм миниатюрная серебристая главка с крестом.  

серебристая главка малого храма

купол храма подготовка к монтажу купола установка купола

 

5 мая 2013 года в строящемся храме прошла вторая служба — мы праздновали Светлое Воскресение Христово. Как и в прошлый раз,  не было иконостаса, престол и жертвенник были сложены просто из стеновых блоков, полы и потолок пребывали в «эскизном» состоянии, после службы нам предстояло вновь освободить помещение для строителей, но всё это было, пожалуй, менее значимо, чем возможность ровно через год после «прощальной Пасхи» в старом храме встретить следующую в новом.

храм перед Пасхой

установлен купол храмаросписи храма

 

Летом мы занимались отделкой малого придела — штукатурили, шпатлевали и красили стены и потолки, укладывали на пол плитку, покрывали крышу жестью с полимерным покрытием, оформляли карнизы и водостоки, прорезали рассветы окон и вставляли теперь уже постоянные окна и двери, штукатурили храм снаружи, бетонировали площадки для крестных ходов, подпорные стенки и лестницы, защищая специальными «карманами» близстоящие деревья, на крови которых не должен строиться храм. И вот в сентябре начался монтаж иконостаса, художники приступили к росписи стен и потолков, вход в храм украсил дивной красоты портал.

К середине осени у нас в очередной раз предсказуемо закончились деньги. Всё явственнее вырисовывалась безрадостная перспектива остановки строительства как минимум до весны. И это при том, что служба в часовне стала просто мучительной из-за тесноты, жары и отсутствия достаточной для такого количества молящихся вентиляции. Вот в это-то унылый и безнадёжный момент свершилось чудо. Инна Алмазовна Яковлева, руководитель Хоровой школы «Подлипки» и академического хора «Подлипки» имени Б. А. Толочкова, руководство городского дворца культуры имени Калинина и Администрация города предложили провести благотворительный концерт, все средства от которого направить на строительство нашего храма. Удивительно, но при довольно высокой для Королёва цене билетов зал был полон, причём далеко не одними нашими прихожанами. Концерт не только позволил зрителям насладиться прекрасными выступлениями хора «Подлипки», хора нашего храма и многих других талантливых коллективов и исполнителей, но и собрать от продажи билетов и пожертвований более миллиона рублей.фото благотворительного концерта

 Мало того, примерно в это же время ещё два благотворителя пожертвовали нам крупные суммы. Благодаря этому удалось не только избежать остановки строительства на зиму, но и продолжать работы до лета 2014 года. Параллельно с отделкой малого храма мы начали спешное возведение алтарной части большого, чтобы успеть до морозов закрыть «тёплый контур» и спокойно работать в большом алтаре всю зиму.

Тем временем интерьер малого храма украсился новым Распятием с предстоящими, на потолке появились звёздные Небеса, а коньковые балки покрылись узорами и райскими птицами.

роспись потолка

К 18 декабря основные работы в малом приделе были закончены и на память святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, мы вернулись домой. Теперь богослужения совершались не в часовне св. Александра Невского, а в храме, пусть маленьком, но красивом и уютном, а главное — постоянном.

Мы успели до морозов и снега возвести стены восточной части основного храма и перекрыть их кровлей, вставить временные окна и двери, подключить отопление и приступили к штукатурке стен и подшивке потолка большого алтаря. К престольному празднику 7 февраля в малом храме были, наконец, установлены постоянные каменные престол и жертвенник. В феврале и марте продолжена роспись стен малого храма, при алтаре создана «пономарка» для хранения алтарной утвари и облачений, подросли стены основного здания, доработаны архитектурные и художественные детали будущего храма, и к апрелю начались долгожданные работы по сооружению основных железобетонных арок, несущих главный купол. Это ключевой этап строительства, технологически недробимый на части, после завершения которого планируется достроить стены главного храма и перекрыть их кровлей с тем, чтоб зимой 2014/2015 годов приступить к внутренней отделке.

Такова будничная жизнь православной общины, жизнь, которая негромко и незримо не только преображает сердца и души своих членов, но и каким-то совершенно непостижимым образом расширяет их жизненный кругозор, придает им новые качества, новые способности и даже новые профессии. Конечно, мы ищем преображения духовного, но, может быть, духовное начинается с житейского, с простого и обыденного. И если бывший грешник может стать святым, а бывший инженер – священником, то видимо и каждый из нас может надеяться на наше общее Преображение. 


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.