Русская православная церковь - Московская епархия - Королёвское благочиние
Московская область, г. Королёв

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "_ИЗРАНЕННЫЕ ГРЕХОМ."


Неделя 23 по Пятидесятнице

Ефесянам, гл. 2, ст. 4-10

   4 Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас,
   5 и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, -- благодатью вы спасены, --
   6 и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе,
   7 дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе.
   8 Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар:
   9 не от дел, чтобы никто не хвалился.
   10 Ибо мы -- Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять.

От Луки, гл. 8, ст. 26-39

   26 И приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи.
   27 Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах.
   28 Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня.
   29 Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни.
   30 Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, -- потому что много бесов вошло в него.
   31 И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну.
   32 Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им.
   33 Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло.
   34 Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях.
   35 И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись.
   36 Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся.
   37 И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился.
   38 Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав:
   39 возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедывал по всему городу, что сотворил ему Иисус.

Неделя 25 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

За тридцать-сорок строчек до евангельского повествования, которое мы читали сегодня за Литургией, в предыдущей главе Евангелия от Луки, рассказывается, как Господь со Своими учениками, направляясь в Иерусалим, «послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим» (Лк.9.52,53). Я рассказал об этом эпизоде, чтобы напомнить о том, какая взаимная ненависть разделяла иудеев и самарян, которые поклонялись Богу на горе Гаризим и, как мы видим, не хотели иметь ничего общего с теми, кто собирался покланяться Тому же Богу, но только в Иерусалимском храме. Самаряне не приняли странников в свои дома, не предоставили кров и защиту тем, кто просил их об этом, а апостолы Иаков и Иоанн, в свою очередь, предложили Спасителю истребить ненавистных еретиков огнём с неба. Такова была степень взаимной неприязни, таков был уровень взаимного презрения и ненависти. Только учитывая это, можно в полной степени оценить то, что сделал для иудея, шедшего из Иерусалима в Иерихон и ограбленного и избитого разбойниками, встретившийся ему на дороге презренный язычник-самарянин.

Каждый из нас, хоть мы и христиане, знает за собой эти состояния презрения и гнева, которые вызывают у нас некоторые особенно отвратительные нам грехи. Мы с добродушным снисхождением отнесёмся к обжоре и вруну, понимая, что слаб человек, «в мире живуще от диавола прельстишася», однако едва ли будем столь же снисходительны и благодушны, если жизнь столкнёт нас с проявлениями грехов смертных, страшных или таких, про которые апостол Павел писал так: «о том, что они делают тайно, стыдно и говорить» (Еф.5.12). Мы вообще склонны достаточно легко объяснять все свои соблазны, все свои падения причинами естественными или сверхъестественными, но заведомо извинительными, достойными снисхождения. И в то же время, ох, как трудно так же благодушно оправдать грешащего соседа: «Нет, как он мог, как он посмел!». Именно так и мог, именно так и посмел, как можешь и смеешь ты сам, но только в своём «жанре», в том самом «жанре», который ты, будучи от него свободен, почитаешь особенно отвратительным в других людях.

А между тем страсть греховная ранит душу человека ничуть ни меньше, чем нож бандита. Вышедший из Иерусалима, стоящего на горах, попался в руки разбойников, когда спускался к Иерихону, то есть в глубокую долину, в самой низкой точке которой расположено Мёртвое море. То самое море, которое покрыло своими ядовитыми водами погубленные огнём, сошедшим с неба, погрязшие в грехе и разврате Содом и Гоморру. Так и всякий опускающийся вниз рискует впасть в руки разбойников, то есть оказаться побеждённым грехом, раздавленным и обесчещенным своей страстью.

Легко пожалеть израненного разбойниками; это кажется естественным и нормальным каждому человеку. Очень трудно испытать сочувствие к упившемуся до скотоподобного состояния и валяющемуся в непотребной грязи греха. Трудно пожалеть того, кого собственные преступные страсти «изранили… и ушли, оставив его едва живым» (Лк.10.30). Оттого, быть может, и священник, оказавшийся рядом, и праведный служитель Храма, левит, – прошли мимо, так и не удостоив своей жалости поверженного насилием страстей.

Жалости хватило еретику и изгою. Сочувствия и любви достало прохожему самарянину, тому, кто на собственном печальном опыте хорошо знал, что значит быть чужим и отверженным среди праведников. Как и три недели назад, когда мы читали притчу о пирующем богаче и нищем Лазаре, мы сегодня вновь убеждаемся в том, что сытый голодного не разумеет. И сегодня же, в который уже раз, Господь обращается к сокровенным глубинам нашей души и спрашивает нас, кем мы себя числим: безукоризненными праведниками или неключимыми грешниками? Чья молитва готова вырваться из нашей души: мытаря или фарисея? И если перед нами изувеченная грехом человеческая душа, то какое чувство нам предпочтительнее: надменная брезгливость или солидарность товарища по несчастью?

«Иди, и ты поступай так же» (Лк.10.37) – говорит нам сегодня Иисус. Вторя Ему, апостол Павел в своём послании к Ефесеям, которое мы только что читали, пишет: «умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью» (Еф.4.1,2). Да, в любви и снисхождении нуждается тот, чье тело было изранено, чьё имущество разграблено, чьё достоинство унижено. Но, право, не меньше, а может быть, и больше нуждается и в любви, и в снисхождении, и в сочувствии тот, чья душа изнасилована собственными страстями, чья совесть уязвлена стрелами грехов, тот, кто рухнул, не выдержав жестокой борьбы с самим собой.

Вспомним, что Сын Человеческий сказал однажды Своим обвинителям: «не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф.9.12,13). Поэтому для каждого из нас, если мы по-прежнему дерзаем называться христианами, остаётся существенно важным призыв нашего Господа: «иди, и ты поступай так же» (Лк.10.37). Аминь.

23 ноября 2003 г.

Священник Сергий Ганьковский

23.11.2003


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.